Натуральная зубная щетка Мисвак или Сивак (Sewak) http://body-market.ru хорошие цены, доставка По России.

Развитие местного обезболивания

(Краткий исторический очерк)

Под хирургическим обезболиванием понимают весь комплекс мероприятий, применяемых с целью выключения болевых ощуще­ний при производстве хирургических операций.

Мероприятия, ведущие к усыплению и, следовательно, к обез­боливанию всего организма, называются наркозом или общим обезболиванием.

Мероприятия, с помощью которых достигается выключение болевой чувствительности на определенном участке тела при со­хранении сознания больного, носят название местного обезболи­вания.

Помимо основных двух видов обезболивания (общего и мест­ного) , существует еще третий вид — комбинированный, сочетаю­щий в себе первые два вида.

Местное обезболивание осуществляется физическими и хими­ческими методами.

На протяжении всей истории развития обезболивания парал­лельно с изысканием средств для общего обезболивания все время делаются попытки оперировать под местной анестезией. А. В. Вишневский указывает, что мысль достигнуть обезболива­ния тканей человеческого тела на месте предстоящей хирурги­ческой операции едва ли не более древняя, чем идея общего обезболивания. Так, египтяне для уменьшения чувствительности кожи смазывали ее перед операцией жиром крокодила или на­кладывали на нее так называемый «мемфисский камень» в смеси с уксусом. Полагают, что указанный мемфисский камень пред­ставлял собою какой-нибудь вид мрамора, который под влиянием обработки уксусом выделял угольную кислоту, вызывавшую не­которое болеутоляющее действие. В средние века втирали в кожу мази с примесью белены и других веществ. Как средства, ослаб­ляющие чувствительность кожи, применялись также различные летучие вещества в виде аппликаций.

Ввиду весьма небольшого практического значения указанных химических средств уже очень давно для уменьшения болезнен­

Рис. 1. Распылитель Ричард­сона:

А — распылитель; 6 — вилкообраз­ный стержень.

Развитие местного обезболиванияНости стали прибегать к физическим средствам. Делались попыт­ки обезболивать конечности путем сдавливания нервов. Для этого либо перетягивались конечности жгутом, либо сдавливались одни нервы пелотами. Метод сдавливания нервов давал весьма незна­чительный обезболивающий результат и вызывал тяжелые ослож­нения в виде стойких параличей сдавливаемых нервов и даже омертвения конечности. Перетягивание конечности жгутом давало несколько больший обезболивающий эффект не только вследствие сдавливания нервов, но и сдавливания сосудов и обескровли­вания оперированной области. Од­нако до наступления анестезии это вызывало невыносимые боли, а впоследствии часто являлось причиной тяжелых органических изменений в перетянутой конеч­ности, вплоть до ее омертвения.

В XVI веке для местного обез­боливания начинают применять холод. Кожу в месте предполагае­мого разреза натирали куском льда, завернутым в материю. Че­рез 2—3 минуты кожа белела и становилась менее чувствительной.

В начале XIX века хирурги наполеоновских армий, отмечая резкое понижение чувствитель­ности у раненых при больших мо­розах, пытались использовать охлаждение для местного обезбо­ливания.

В 50-х годах XIX века великий русский хирург Николай Иванович Пирогов, впервые в полевых условиях применивший эфир для наркоза (1847), а также пред­ложивший внутривенный, внутритрахеальный и прямокишечный методы общего обезболивания, пробовал также воздействовать наркотизирующим веществом (эфиром) непосредственно на нерв и ткань, т. е. пытался применить местную анестезию.

В 70-х годах прошлого века для достижения обезболивания холодом начинают широко применять охлаждающие кожу веще­ства, эфир, хлороформ, бромэтил и разные другие смеси.

Из быстро испаряющихся жидкостей в целях местного обез­боливания с 1866 г. применялся эфир, который, как и другие охлаждающие смеси, распылялся при помощи распылителя Ри­чардсона — аппарата, похожего на обыкновенный пульверизатор (рис. 1). Для замораживания эфиром пользовались чистым без­водным препаратом (Aether pro narcosi).

С целью анестезии при удалении зубов и для распыления эфира одновременно с обеих сторон альвеолярного отростка при­менялось предложенное Кюне (Kühne) приспособление — вилко­образный стержень с двумя отверстиями, которым снабжался рас­пылитель (см. рис. 1). Получаемое в результате распыления эфи­ра обезболивание поверхностно и непродолжительно. Следует при этом отметить, что оттаивание замороженных тканей сопрово­ждается болями.

В России производились ценные работы по изучению обез­боливающего действия холода (С. Е. Березовский, И. Ефремов-ский, Г. А. Маслов, клиники, руководимые А. Китером, П. П. За-болоцким-Десятовским и др.).

И. Ефремовский, изучив в 1879 г. метод обезболивания охла­ждением, установил, что распыление эфира на слизистую обо­лочку сопровождается более значительной болезненностью, чем распыление на кожу и напоминает боль при ожоге второй сте­пени. Ефремовский отмечает, что метод обезболивания холодом от льда вызывает воспалительные явления и иногда даже ган­грену. Холод, по наблюдениям автора, обезболивает только по­верхностные ткани и не действует на глубокие. Автор доказал недостаточную эффективность холода и охлаждающих смесей при значительных операциях.

С. Е. Березовский испытал как местнообезболивающее сред­ство хлористый метил (хлорметил). По указаниям автора, хлор-метил, несмотря на хорошее обезболивающее действие, из-за мно­гих местных осложнений не получил распространения.

Г. А. Маслов, испытавший хлорметил в зубоврачебной хирур­гии, указывает, что распыление бромистого этила применяется редко, так как достигаемое им охлаждение скоропреходяще, обез­боливание недостаточно, применение хлопотливо (требуется аппарат Ричардсона) и нередко вызывает омертвение тканей. Единственное достоинство хлорметила — невоспламеняемость его паров.

В 1867 г. впервые был рекомендован как обезболивающее средство путем замораживания хлорэтил. Из всех замораживаю­щих жидкостей только хлорэтил кое-где сохранил свое значение как местнообезболивающее средство в общей и стоматологической хирургии.

Хлорэтил сравнительно с эфиром дает более быстрое и более интенсивное охлаждение, но также на небольшую глубину. За­мораживанием с помощью хлорэтила пользовались для вскрытия абсцессов и флегмон, а также для удаления зуба.

Местное применение хлорэтила, в противоположность хлор-метилу, как указывает Маслов, не сопряжено с опасностью для подвергающихся охлаждению тканей. Охлаждение хлорэтилом обычно не ведет к некрозу тканей.

Надо все же иметь в виду возможность омертвения тканей при слишком большом усердии в охлаждении их хлорэтилом и прекращать замораживание как только на коже (или на слизи­стой оболочке) появляется снежная полоса.

Получаемое от замораживания хлорэтилом обезболивание также поверхностно и кратковременно. Даже удаление не сильно, расшатанного зуба обычно сопровождается значительной болез­ненностью.

Многие авторы занимались измерением температуры внутри луночки после замораживания десны хлорэтилом и пришли к за­ключению, что температура понижается только до +19°, когда существенная потеря чувствительности возникает при +4°.

По наблюдениям М. Каменской, Маслова и других, а также по нашим наблюдениям, безболезненное удаление зубов под хлор-этиловым замораживанием десны связано с общим действием хлорэтила, когда больные при местном применении препарата вследствие вдыхания его паров впадают в состояние кратковре­менного полузабытья (так называемая анальгетическая фаза нар­коза).

В 1894 г. зубной врач Карлсон (Carlson) в результате при­менения хлорэтила для обезболивания вмешательства во рту обнаружил, что пары хлорэтила вызывают сходное с наркозом состояние. Это открытие дало основание предложить хлорэтил в качестве средства для наркоза.

В XX веке был использован как местнообезболивающее сред­ство холод от таяния снега и льда. Под этим методом обезболи­вания производили ампутацию конечностей.

Как указывает И. С. Жоров, местное обезболивание охла­ждающими смесями — эфиром, хлористым метилом, тающим льдом и т. п.,— применявшимися в России и в других странах, не могло конкурировать с наркозом, а затем и с кокаином и было почти совершенно оставлено. Автор подчеркивает, что замора­живание льдом, несмотря на то, что в течение 1942—1944 гг. ря­дом отечественных авторов (С. А. Лобачев, М. А. Баренбаум, Н. И. Герасименко) проверялось и рекомендовалось как метод обезболивания при производстве ампутации у ослабленных боль­ных, не может служить полноценным способом обезболивания.

Местное обезболивание путем введения в оперируемые ткани различных обезболивающих веществ стали практиковать после изобретения Вудом (Vood) (1853) полой иглы к шприцу для введения под кожу лекарственных растворов. Вуд первый в ука­занном году впрыснул раствор морфина в область нервных ство­лов при приступе невралгических болей.

Вскоре после этого хирурги пытались обезболивать мелкие операции путем впрыскивания под кожу в операционное поле различных веществ: морфина, хлороформа, сапонина, глюкозида и даже дистиллированной воды и др. Но все эти вещества лишь вызывали болезненность и раздражение в месте введения их и скоро были оставлены. Только впрыскивание морфина под кожу дало некоторую возможность слегка снизить болезненность вме­шательства, но это достигалось общим его воздействием в резуль­тате всасывания препарата. Все эти вещества при впрыскивании не вызывали местной потери чувствительности.

Местное обезболивание в хирургии до применения кокаина не имело широкого практического значения и этим методом поль­зовались только при самых малых хирургических операциях.

Лишь после внедрения кокаина для местного обезболивания этот метод стал вытеснять наркоз. Постепенно завоевывая общее признание, местное обезболивание стало наиболее распространен­ным методом.

Современное местное обезболивание, так называемая ткане­вая анестезия, возникло после установления обезболивающих свойств кокаина. Его испытывали многие ученые в России и в других странах.

Впервые местное обезболивающее действие кокаина установил русский ученый В. К. Анреп. В 1879 г. Анреп первый, впрыснув себе под кожу кокаин, установил ее нечувствительность к уколам иглой. В 1880 г. Анреп приводит в своей работе данные о мест­ном и общем действии кокаина: «У лягушек кокаин влияет пара­лизующим образом на нервные окончания и центры, причем в первую очередь — на окончания чувствительных нервов. Реф­лексы сначала снижаются, потом исчезают». И. С. Жоров пишет: «Что именно Анрепу принадлежит честь открытия местноанесте-зирующих свойств кокаина, известно было давно и сообщалось в нашей и зарубежной литературе».

Вреден подчеркивает: «Алкалоид кокаин добыт Ниманом (Niemann) в 1859 г. Честь же открытия его местноанестезирую-щих свойств, бесспорно, принадлежит русской медицине. А имен­но, в 1879 г. Анреп, изучая физиологическое действие кокаина, обратил внимание на свойства последнего вызывать при сопри­косновении со слизистой оболочкой полости рта местную потерю чувствительности».

М. П. Николаев пишет: «Первую основательную работу с ко­каином на животных и на себе самом провел (1878—1879) рус­ский фармаколог проф. В. К. Анреп, который предложил его ис­пытать как местное обезболивающее средство».

Кроме Анрепа, из отечественных ученых, как указывает Жо­ров, действие кокаина изучали Никольский, Данани, Тарханов, Ф. Я. Барский, В. Ф. Спримон, А. И. Лукашевич, А. В. Орлов и др. Впервые в клинике кокаин был применен русским врачом-офтальмологом И. Н. Кацауровым в 1884 г. Под кокаиновым местным обезболиванием Кацауров еще до опубликования дан­ных Коллера (Koller), т. е. до сентября 1884 г. (см. ниже), сде­лал ряд операций: он удалил кусок железа из роговицы, выпол­нил операцию по поводу катаракты и вылущил глазное яблоко при глаукоме.

Коллер в 1884 г. изучал свойства кокаина. В работе, посвя­щенной кокаину, он игнорирует исследования Анрепа, хотя о них было напечатано в 1880 г. в немецком журнале. Стремление иностранца скрыть достижения русского ученого, как указывает Жоров, нашло свое выражение также на Гейдельбергском съезде офтальмологов (1884), где было доложено, что Коллер первый открыл обезболивающие свойства кокаина и применил его, в кли­нике. Как только об этом сообщении стало известно, Анреп в це­лях восстановления истины напечатал в журнале «Врач», № 46, в том же 1884 г., следующее: «Сколько мне известно, я первый указал на местноанестезирующее свойство кокаина. В моей ра­боте о физиологических свойствах кокаина, напечатанной еще в 1879 г., в числе показаний к терапевтическому применению этого вещества я поставил на первом месте местную анестезию». Как уже было указано, в том же году опубликовал свои работы Кацауров, из которых видно, что именно он впервые применил кокаин в клинике.

Благодаря открытию обезболивающего действия кокаина со­здалось новое направление в проблеме обезболивания. Вслед за офтальмологами кокаиновую анестезию стали применять отола­рингологи, хирурги, гинекологи и зубные врачи, причем хирурги и зубные врачи с самого начала стали впрыскивать кокаин в ткани.

Как указывает А. А. Зыков, первым русским хирургом, зани­мавшимся вопросами местного обезболивания кокаином, являет­ся В. Ф. Спримон. Он прежде всего на себе проделал ряд экспе­риментов по изучению общего и местного действия кокаина и вызвал анестезию слизистых оболочек, при этом обратил внима­ние на наступившую ишемию. При подкожном введении препа­рата он наблюдал тот же местноанестезирующий эффект.

В 1885 г. начинается широкое всестороннее изучение свойств кокаиновых растворов в клинике. Большую работу выполнил в 1885 г. А. И. Лукашевич. Многократно впрыскивая себе и дру­гим здоровым людям раствор кокаина под кожу, он заметил, что «...растворы кокаина вызывают анестезию не только на месте впрыскивания, но и во всей кожной области тех стволиков под­кожных нервов, которые проходят на месте впрыскивания и на­ходятся под непосредственным действием впрыснутого под кожу, раствора кокаина».

Проводниковую анестезию путем опрыскивания регионарного нерва раствором кокаина впервые осуществили отечественные ученые Анреп (1884) и Лукашевич (1885). Первый впрыснул рас­твор кокаина в межреберные нервы больному при межреберной невралгии. Другой произвел проводниковую анестезию на верх­ней и нижней конечностях и в паховой области при операциях на мошонке и в других областях.

Корнинг (Corning) применил кокаин для местной анестезии в хирургической клинике в 1885 г.

В 1886 г. Ф. Я. Барский (из клиники проф. Грубе, Харьков) сообщил о большом количестве больных, оперированных под ме­стной кокаиновой анестезией в 1885 г.

H. В. Склифосовский, применивший при многих операциях, в частности при операции удаления зоба, местную кокаиновую анестезию, в своей речи в 1899 г. на заседании Хирургического о-ва им. Пирогова указывает: «Я уже года три применяю в кли­ническом институте кокаин и, действительно, в общем, нашел возможным очень значительно ограничить на его счет число об­щих усыплений». Автор в заключение выразил мнение, что мест­ное обезболивание является методом, который «обещает бес­смертную страницу в современной хирургии».

Замечательный русский хирург Николай Васильевич Скли­фосовский впервые в мире применил местное обезболивание ко­каином при уранопластике.

За границей авторами, открывшими проводниковую анесте­зию, считают Голстедта (Halstedt) и Оберста (Oberst). В дей­ствительности же Голстедт начал осуществлять проводниковую анестезию в конце 1885 г. Оберет же применил проводниковую анестезию на пальцах в 1887 г.

Надо отметить, что первое осуществление проводниковой ане­стезии на нижней челюсти с помощью введения раствора кока­ина в нижнелуночковый нерв принадлежит Голстедту. Создате­лями же проводниковой анестезии вообще, путем опрыскивания областного нерва раствором кокаина, являются отечественные ученые Анреп и Лукашевич.

Подлинный же приоритет открытия проводниковой анестезии, как указывает А. М. Середницкий, правда, путем воздействия на нерв парами эфира, принадлежит русскому ученому Н. В. Мак-лакову. Середницкий приводит следующий отрывок из моногра­фии Н. В. Маклакова «Об употреблении в оперативной медицине паров серного эфира», вышедшей в свет в июле 1847 г.

«2. Обнажите у здорового животного нерв и приведите его в соприкосновение с эфиром,— животное в течение '/г минуты будет обнаруживать от этого боль и производить членом уси­ленные движения. Через 17г—2 минуты, пробуя раздражать нерв в точках соприкосновения его с эфиром, вы уже заметите в нем значительный упадок чувствительности. По прошествии еще 4— 5 минут от начала опыта как самый нерв, так и все те части, которым он посылает ветви, представляются совершенно пара­лизованными, и после того уже ни чувствительность, ни способ­ность произвольного движения к ним не возвращается.

3. Если вы посредством острой и тонкой иглы осторожно при­поднимете и разорвете наружную неврилематическую покрышку нерва и потом уже приведете его в соприкосновение с эфиром, тогда парализация подлежащих частей произойдет несравненно быстрее».

Приведенный отрывок является непререкаемым доказатель­ством того, что идея проводниковой анестезии в эксперименте принадлежит русскому хирургу Н. В. Маклакову.

Проводниковая анестезия в России получила широкое приме­нение уже в начале XX века.

В. Ф. Войно-Ясенецкий пишет: «У нас в России первый стал применять в клинике эндоневральную анестезию П. À. Герцен, сообщивший в 1902 г. о произведенных им при регионарной ане­стезии больших операциях на верхних и нижних конечностях».

Успешно изучали проводниковую анестезию и другие отече­ственные ученые. В. Ф. Войно-Ясенецкий разработал анестезию седалищного и срединного нервов, а также успешно проводил проводниковую анестезию на челюстях. П. С. Бабицкий разра­ботал проводниковую анестезию плечевого сплетения.

Для получения местной анестезии вначале применяли инъ­екции 2—20% раствора кокаина, но при этом нередко наблюда­лись тяжелые явления интоксикации. В печати появлялись сооб­щения о смертельных исходах.

Вскоре после внедрения кокаина в качестве обезболивающего средства, в ноябре 1886 г. хирург С. П. Коломнин произвел мо­лодой женщине выскабливание и прижигание язвы прямой кишки под кокаиновой анестезией через клизму. Кокаина было употреб­лено 24 грана (1,44) (цит. по Жорову). Операция закончилась благополучно, но через час у больной появились признаки отрав­ления кокаином, и она, несмотря на все принятые меры, умерла приблизительно через 2—3 часа после операции.

Тяжело переживая смерть оперированной им молодой жен­щины, крупный русский хирург С. П. Коломнин, первый в мире применивший переливание крови на поле боя (во время русско-турецкой войны 1878 г.), горячий поклонник Пирогова, 11 ноября 1886 г. покончил жизнь самоубийством.

Наблюдавшиеся при местной кокаиновой анестезии смертель­ные исходы вынудили к поискам средств, уменьшающих токсич­ность кокаина и его быстрое всасывание, а также к открытию новых обезболивающих средств, менее ядовитых.

В дальнейшем выяснилось, что при перетягивании конечности местное действие кокаина усиливается (Ф. Я. Барский, Корнинг, 1885). Это дало возможность уменьшить концентрацию кокаина. Применение слабых растворов кокаина впервые, как подчерки­вает Жоров, предложил русский врач В. А. Орлов, а не Реклю (Reclus) и Шлейх (Schleich), как постоянно указывают зарубеж­ные авторы. Еще в 1887 г. В. А. Орлов, в противоположность зарубежным авторам, применявшим раствор кокаина высокой концентрации, пришел к заключению, что обезболивания можно достигнуть более слабыми растворами кокаина (1 : 60). В 1889 г. Реклю начал применять 0,5% раствор кокаина, а в 1891 г. Шлейх предложил для инфильтрационной анестезии 0,1—0,01% раство­ры кокаина.

Переход к применению слабых растворов кокаина способ­ствовал снижению числа осложнений при кокаиновой анестезии и расширил его применение.

Г. А. Маслов (1904), на основе своего долголетнего опыта применения слабых растворов кокаина, указывает, что для умень­шения опасности интоксикации требуется соблюдение некоторых «весьма существенных условий» при введении раствора кокаина для удаления зубов. При этом автор пишет: «Применять следует лишь растворы слабой концентрации, так как доказано, что одно и то же вещество в той же дозе действует тем ядовитее, чем большей концентрации его раствор вводился в организм».

В 1901 г. был получен адреналин [Такамине (Takamine) и Ольдрич (Aldrich)] — вытяжка из надпочечника, который об­ладал удивительным свойством: достаточно было впрыснуть в вену собаки незначительное количество этой вытяжки, как не­медленно замечалось повышение кровяного давления. При дей­ствии препаратом на периферические кровеносные сосуды вытяж­ка вызывала их сужение.

С 1902 г., по предложению Брауна (Braun), начали применять адреналин как добавление к раствору кокаина. Это обеспечило, в связи с сосудосуживающим и, следовательно, обескровливаю­щим влиянием адреналина, более медленное всасывание кокаина и несколько уменьшило его ядовитость.

Первое в России сообщение о применении кокаина с адрена­лином в общей хирургии принадлежит Н. И. Соханскому, а в зу­боврачебной хирургии П. И. Таубкину.

В развитии местного обезболивания сыграло большую роль открытое в 1905 г. Эйнгорном (Einhorn) значительно менее ядо­витое обезболивающее вещество — новокаин, сделавший местное обезболивание почти безопасным.

С открытием новокаина местная инъекционная анестезия на­чинает особенно успешно развиваться и у нас, и за границей. В 1907 г. новокаин был глубоко изучен А. Е. Поповым.

После Великой Октябрьской социалистической революции над проблемой местного обезболивания, как указывает Жоров, ра­ботали многие хирурги: А. В. Вишневский, Л. А. Андреев, С. Н. Вайсблат, Б. Э. Линберг и др. Однако наибольшее влияние на развитие местного обезболивания оказали работы А. В. Виш­невского и его школы.

Больших успехов достигла при советской власти разработка местного обезболивания в стоматологии. Над этим вопросом ра­ботали многие стоматологи: Ю. И. Вернадский, Я. Э. Бронштейн, Г. А. Васильев, М. И. Вейсбрем, А. Е. Верлоцкий, Е. М. Гофунг, М. Ф. Даценко, М. Д. Дубов, Г. И. Коварский, И. М. Старо-бинский, В. М. Уваров, Н. В. Фетисов и др.

Поскольку наибольшее влияние на развитие местного обез­боливания оказали работы знаменитого советского хирурга А. В. Вишневского, в частности его выдающийся труд «Местное обезболивание по методу ползучего инфильтрата», мы считаем нужным сослаться на этот замечательный труд. Мы находим целесообразным остановиться более подробно на предложенном

А. В. Вишневским оригинальном методе потому, что местное обезболивание по методу ползучего инфильтрата, как указывает его автор, содержит в себе и метод инфильтрационной и принцип проводниковой анестезии.

Как указывает ученик А. В. Вишневского А. Н. Рыжих, со­здатель метода ползучего инфильтрата А. В. Вишневский начал заниматься вопросами местной анестезии при больших операциях еще на заре своей самостоятельной хирургической деятельности — в 1901 г., т. е. через 2 года после окончания университета (1899). Полученные А. В. Вишневским наблюдения, после ряда операций, удачно выполненных им в Сибири под местной анестезией с по­мощью несовершенного обезболивающего препарата (эукаин), дали ему право рекомендовать широкое применение местной ане­стезии. В одном из положений своей докторской диссертации «К вопросу о периферической иннервации прямой кишки», защи­щенной в 1903 г., А. В. Вишневский указывает на необходимость применения при операциях местной анестезии именно в сельской практике, ввиду того, что там в те времена было очень ограни­ченное количество медицинского персонала и не было условий для безопасного пользования ингаляционным наркозом.

После открытия новокаина местная анестезия стала успешно совершенствоваться по двум путям: с одной стороны, развива­лась инфильтрационная анестезия, а с другой — проводниковая.

В 1922 г. А. В. Вишневский приступил к систематической раз­работке нового метода местного обезболивания, при выработке которого «основным требованием явился прямой контакт веще­ства с нервом».

Для осуществления этого принципа — для непосредственного подведения раствора к нервам —требуется, указывает А. В. Виш­невский, «...довольно значительное давление». Рыжих пишет: «Строя свою методику на принципе тугой инфильтрации тканей, А. В. Вишневский подходил к послойному обезболиванию тканей со строго анатомической точки зрения, стремясь всюду создать условия для наиболее полного погружения нервов и концевых разветвлений в анестезирующий раствор». И далее: «Александр Васильевич создал свой новый метод местного обезболивания, основанный на оригинальном принципе продвижения нагнетае­мого под давлением анестезирующего раствора по существующим футлярам и фасциальным щелям человеческого тела. Этот метод обезболивания он назвал «методом ползучего инфильтрата».

Метод тугого ползучего инфильтрата, по А. В. Вишневскому, не имеет ничего общего с обычной послойной инфильтрацией тканей по ходу разреза (метод Реклю—Шлейха).

А. В. Вишневский пишет: «Таким образом, мы подошли к идее «ползучего инфильтрата», совершенно видоизменившего то схематическое банальное представление послойности, к како­му привыкли.

Послойность инъекций в нашем понимании не предполагала

И тем более не требовала полного обнажения следующего слоя: связанная с ползучим инфильтратом, она может быть осуще­ствлена и через инъекцию в следующий слой из малейшего уча­стка обнаженной его поверхности».

Как указывает Жоров, тугой новокаиновый инфильтрат, по А. В. Вишневскому, имеет ряд крупных достоинств: во-первых, быстро воздействуя на нервные окончания и на нервные стволы, этот метод позволяет производить рассечение тканей немедленно, без выжидания; во-вторых, послойная анестезия, по А. В. Виш­невскому, производится на глаз «из малейшего участка обнажен­ной поверхности его», и, наконец, тугой ползучий инфильтрат, выполняя функцию гидравлической препаровки, значительно об­легчает разъединение тканей и органов.

Следует отметить, что проводниковая анестезия, успешно про­водимая в тех областях, где имеются на поверхности тела опо­знавательные пункты для точного определения местонахождения нерва и его ветвей, например, челюстно-лицевая область, не мо­жет безопасно проводиться в других областях, где таких опозна­вательных пунктов не имеется, вследствие чего классическая проводниковая анестезия может вести, с одной стороны, к ране­нию крупных сосудов, а с другой, к неточному попаданию в обез­боливаемый нерв. При ползучем же инфильтрате А. В. Вишнев­ского устраняется ранение сосудов, и все нервы, иннервирующие оперируемую область, полностью омываются обезболивающим раствором. А. В. Вишневский пишет: «Ползучий инфильтрат, посланный по определенным анатомическим путям, позволяет, когда нужно, осуществить обезболивание по принципу проводни­ковой блокады нервов без точного отыскания их иглой».

А. В. Вишневский доказал возможность, даже полезность, применения местной анестезии в пораженных воспалительным процессом тканях и органах.

Рыжих правильно подчеркивает: «Однако мало было сделать новое и практически весьма важное предложение. Предстояло еще, как это весьма часто бывает в науке, затратить массу тру­да, упорства и энергии, чтобы доказать его ценность и внедрить его в практику».

Выдающийся русский хирург А. В. Вишневский вышел из этой борьбы победителем.

Похожие записи:

  • Анестезии щеч­ного участка слизистой оболочки десны Мы никогда не прибегаем к дополнительной анестезии щеч­ного участка слизистой оболочки десны. Удачная нижнечелюст­ная проводниковая анестезия хорошо […]
  • Внесение инфекции При заболеваниях зубочелюстной области, особенно вос­палительных, вирулентность микрофлоры ротовой полости ча­сто весьма значительна, а организм […]
  • Местная анестезия Болевое чувство, как и всякое другое чувство, является, как известно, функцией коры головного мозга. Чувство боли тесно связано с сознанием, с органом […]
  • Анестезия ствола нижнечелюстного нерва у овального отверстия В хирургической стоматологии применяются две стволовых (центральных) обезболивающих инъекции: у круглого отвер­стия — для обезболивания всей верхней челюсти и […]
  • Инфильтрационная анестезия Обычно эту анестезию авторы называют периферической или, по предложению Брауна, терминальной (концевой). Мы считаем эти названия неподходящими для […]

Прокомментить