Натуральная зубная щетка Мисвак или Сивак (Sewak) http://body-market.ru хорошие цены, доставка По России.

Местная анестезия

Болевое чувство, как и всякое другое чувство, является, как известно, функцией коры головного мозга. Чувство боли тесно связано с сознанием, с органом сознания — мозгом. По В. И. Ле­нину, ощущение определяется как «...субъективный образ объек­тивного мира» 1 и как «...превращение энергии внешнего раздра­жения в факт сознания» 2. Ф. Энгельс указывает, что «...мышле­ние и сознание суть продукты человеческого мозга»3. Для возникновения чувства боли необходимо, чтобы организм воспри­нял внешнее раздражение, а также, чтобы это воспринятое раз­дражение дошло до органа сознания. Органами восприятия у чело­века и животных служат рецепторные аппараты нервной системы (периферический конец анализатора), и нервы являются провод­никами, по которым раздражение, воспринятое рецепторными аппаратами, передается органу сознания — головному мозгу (моз­говой конец анализатора).

Следует также указать, что болевая чувствительность разных органов различна: кожа очень чувствительна, надкостница также очень чувствительна, подкожная клетчатка менее чувствительна. Слизистая оболочка полости рта, в отличие от слизистой обо­лочки желудочно-кишечного тракта, обладает сравнительно боль­шой чувствительностью. Дентин, на границе с эмалью и вблизи пульпы, является весьма чувствительной тканью. Очень чувстви­тельны к боли пульпа и периодонт. Обычно при воспалении, осо­бенно остром, ткани становятся более чувствительными к боли. Во время различных болезней болевая чувствительность может быть повышенной или пониженной.

Периферическая нервная система служит для восприятия всякого рода раздражений, как возникающих внутри тканей человеческого организма, так и приходящих извне. Как указы­вает проф. С. С. Гирголав, для восприятия имеется целый ряд концевых воспринимающих аппаратов различного строения

И различного внешнего вида. Так как кожа воспринимает наибо­лее полно внешние раздражения, то здесь и находятся соответст­вующие аппараты в наибольшем изобилии.

В вопросе о наличии специфических чисто болевых нервных проводников и окончаний единого мнения среди авторов нет: одни строго разграничивают ощущения боли, прикосновения и давления, воспринимаемые различными нервными окончаниями и проводимые с помощью особых проводников, другие указывают, что те ограниченные участки кожи, которые соответствуют так называемым болевым точкам, дают при очень слабом раздра­жении первоначально ощущение прикосновения, а при усилении— чувство раздражения, переходящее в боль.

На практике, как указывает Гирголав, благодаря тому, что участок, подвергающийся раздражению, почти всегда настолько велик, что раздражение испытывают одновременно различные нервные окончания,— чувство боли комбинируется с чувством давления, температурным чувством и пр.

При местной анестезии не воспринимаются раздражающие импульсы, идущие из оперируемой области в центральную нерв­ную систему. Травматизация периферических нервных ветвей и их окончаний при операции без анестезии является источником болевых импульсов, которые воспринимаются корой головного мозга как ощущение боли. Это приводит в результате возникаю­щих в головном мозгу изменений к большему или меньшему на­рушению физиологических функций организма и может отра­зиться на заживлении операционной раны.

Н. И. Пирогов в своей классической работе «Наблюдение над действием эфирных паров, как болеутолительного средства в хи­рургических операциях» (1847), останавливаясь на вопросе о вли­янии обезболивания на исходы операций, пишет: «Мы должны вспомнить, что боль вследствие сильного и быстрого поражения нервной системы составляет один из главных припадков, на ко­торый мы должны обратить внимание при предсказании во вся­ком травматическом поражении. Все опытные практики согласны в том, что сильная и продолжительная боль так же, как и чрез­мерная потеря крови, может совершенно истощить иннервацию и, следовательно, совершенно уничтожить жизненную деятель­ность».

Проблема хирургического обезболивания и борьбы с болью связана с развитием идеи И. П. Павлова о щадящих методах операции.

И. П. Павлов пишет: «...простое резание животного... акт гру­бого нарушения организма сопровождается массою задерживаю­щих влияний на функцию разных органов». И далее: «...также должны были применяться подходящий наркоз, тщательная чи­стота при операции, чистые помещения после операции и забот­ливый уход за раной».

Всякая хирургическая операция является травмой для орга­низма. Чем богаче снабжена оперируемая область чувствитель­ными нервами и чем длительнее оперативное вмешательство, тем сильнее вредное влияние операционной травмы на организм, на его нервную систему.

Обезболивание при операции должно применяться не только во имя благородной цели избавления больного от переживаний и боли, связанных с операцией, но также для устранения вредно­го влияния операционной травмы на нервную систему, ведущего к ряду расстройств организма, нередко сохраняющихся надолго.

При операции надо учитывать неблагоприятные последствия неполной анестезии. Полная местная анестезия способна выклю­чить всю систему периферических болевых рецепторов данной области и является наиболее щадящей для нервной системы.

Новокаинизация нерва при местной анестезии осуществляет свое действие опосредствовано через центральную нервную си­стему. Как указывает С. П. Протопопов (1951) на основании ре­зультатов проведенных им опытов в нейрофизиологической лабо­ратории Института хирургии им. В. А. Вишневского АМН СССР, введение новокаина, независимо от места инъекции, вызывает «сложную картину» общих симптомов как результат воздействия на центральную нервную систему.

А. В. Вишневский всегда подчеркивал: «Нервная система не терпит сильных раздражений». Применяемые для местной ане­стезии слабые растворы новокаина, кроме выключения болевой чувствительности, благотворно влияют путем слабого раздраже­ния на центральную нервную систему. Как известно, А. В. Виш­невский рекомендует для местной анестезии по предложенному им методу ползучего инфильтрата пользоваться 0,25% раствором новокаина, но в значительных количествах.

Как будет изложено ниже, для проводниковой анестезии на челюстях мы рекомендуем 1—2% растворы, которые при введе­нии небольшого количества их не вызывают сильных раздраже­ний нервной ткани.

Р. О. Фельдман (1946—1948) в опытах на седалищном нерве морских свинок установила, что 1—2% раствор новокаина вызы­вает незначительные и обратимые морфологические изменения в нервном волокне, а 4% раствор приводит в нервном стволе к более значительным морфологическим изменениям, несколько сходным с изменениями, наступающими в результате инъекции 80% алкоголя.

Следует подчеркнуть, что в результате повреждения нерва инъекционной иглой могут развиваться дегенеративные процессы некротического характера, обычно заканчивающиеся рубцевыми изменениями.

Проведенные (1950) по нашему предложению сотрудником вверенной нам кафедры В. А. Хазиной гистологические исследо­вания раненного инъекционной иглой нижнечелюстного нерва кролика (раненые участки нерва исследовались через две недели, через месяц и через три месяца) показали, что возникшие в этих случаях значительные дегенеративные изменения в нерве не исчезают даже по истечении трех месяцев. Исследования ра­неных участков нерва у кроликов, убитых через три месяца после ранения нерва инъекционной иглой, как с впрыскиванием в него обезболивающего раствора, так и без введения раствора, обнару­жили в этих участках значительные морфологические изменения типа невром.

Похожие записи:

Прокомментить